Немецкая системность в российских реалиях
Когда начинают сравнивать бизнес в других странах и в России, то хочется всегда напомнить, что предпринимательство у нас возродилось около 30 лет назад. Вроде бы в масштабах истории, срок совсем небольшой, но достижения за это время огромные. И если в 94 году в Свердловской области работали около 5 тысяч предприятий, то сегодня их в 40 раз больше – свыше 200 тысяч!
Однако наш бизнес многое объединяет с Европой, например, система поддержки предпринимательства. 25 лет назад в Екатеринбурге, при участии земли Баден-Вюртемберг (Германия), появилась первая в России структура для развития частного бизнеса – Центр содействия предпринимательству. Сегодня её функции выполняет Свердловский областной фонд поддержки предпринимательства. Более 20 лет в системе поддержки бизнеса работает Евгений Копелян, который сегодня является директором областного фонда. В интервью он рассказал о том, чем отличался бизнес в 90-е и почему немецкие технологии прижились в России.
«Мы пропускали всё через себя...»
Копелян ЕВГЕНИЙ александрович.
родился в 1962 году,
Окончил с отличием физико-технический факультет УПИ по специальности «Экспериментальная ядерная физика» (1985) и с отличием Уральскую академию госслужбы по специальности «Национальная экономика» (2006). Кандидат физико-математических наук (1991).
С 1994 года пришёл в систему поддержки предпринимательства.
В марте 2013 года назначен директором Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства.


- Как Вы пришли в систему поддержки предпринимательства? Расскажите, как начали работать в Центре содействия предпринимательству, какие были требования к сотрудникам?

Это был 1993 год. Я на тот момент занимался наукой, в этой сфере была стагнация, особых перспектив развития не было. Узнал от друга, что есть такой проект – Центр содействия предпринимательству. Осенью попробовал себя как волонтёр в нескольких проектах Центра. Мне понравились люди, понравилась деятельность. Когда объявили конкурс, я пришел на конкурс и с 1 января 94 года вышел на работу. Конечно, поскольку это был совсем дугой вид деятельности - был определенный страх. Но тем не менее решился и сейчас не жалею.

Особых каких-то жестких требований к сотрудникам не существовало, поскольку на тот момент все ещё только создавалось. Искали активных людей, которые готовы были воспринимать новую информацию и готовы были сами меняться. Почему остановились на мне, я не знаю. В комиссии, помимо директора Центра, еще было несколько человек, в том числе немецкий эксперт. Он спросил, смогу ли я выучить немецкий язык. Я сказал: выучу, если надо. И спустя 2 года в принципе достаточно сносно говорил.

- А зачем нужен был немецкий язык, поддерживали ведь свердловских предпринимателей?

- Одно из направлений работы было международное сотрудничество. Содействие нашим компаниям по выходу на зарубежный рынок и, соответственно, помощь немецким компаниям в поиске партнеров в продвижении своей продукции. Немецкая сторона не просто из альтруистических побуждений помогала Свердловской области: они преследовали свои цели, в том числе продвижение своей продукции на наш рынок. Для этого партнеры из Центра, которые работали в России, должны были, как минимум, говорить на немецком языке. Так что пришлось выучить язык.
-Что представляла из себя структура для помощи бизнесу, когда все начиналось? Чем помогали предпринимателям в 90-х?

- В 94 году нас было человек 20 примерно. Было четыре отдела по основным направлениям работы. Изначально немецкие специалисты считали, что предпринимателям, прежде всего, требуется информация по разным аспектам деятельности: открытию бизнеса, продвижению продукции, пониманию рынка. Для этих целей был создан отдел информации, он же занимался и международным сотрудничеством. Здесь я как раз и начинал. Был также отдел обучения, поскольку немецкие коллеги считали, что получение знаний, навыков, необходимых для ведения бизнеса, - это тоже очень важный аспект поддержки.

Третий отдел занимался консультациями. А четвертый отдел появился уже по настоянию свердловской стороны. Изначально в немецкой концепции этого направления работы не планировалось. Это финансовая поддержка в виде льготных кредитов, которую вел отдел экспертизы и финансов. Подразделение занималось оценкой бизнес-планов и рассмотрением проектов.

- Вы очень много говорите о позиции Германии в деятельности Центра? Какой вклад сделали немцы при становлении системы господдержки в Свердловской области?

- Это изначально был российско-германский проект, о котором договорились Борис Ельцин и Гельмут Коль. Огромный вклад в то время внёс Эдуард Россель.

Многие инструменты, подходы были в Германии подсмотрены. Например, в одну из первых поездок в Штутгарт мы узнали о программе предоставления поручительств. Тогда сотрудник Центра Андрей Часовских (на тот момент руководитель отдела экспертизы и финансов) поехал на стажировку в земельный банк. Оттуда всё началось - с 96 года мы этой программой занимаемся, и сегодня выдаем поручительства почти на 1,5 млрд руб. в год. Многие инструменты поддержки, которые у нас тогда были реализованы, были применены впервые в России. И потом уже федеральный фонд поддержки предпринимательства к нам приезжал опыт перенимать и Минэкономразвития России приглашало нас рассказывать другим регионам о нашей практике.
- Адаптировались ли как-то инструменты, работающие в Германии, под российские реалии?

- Естественно, мы не копировали просто так, учитывали разную ментальность. Мы пропускали все через себя, пытались понять, какая реакция может быть на те или иные вещи у наших соотечественников, каковы реалии российского законодательства, и соответственно адаптировали. Но на самом деле отдельные методы консультирования не зависят от того, где человек живет и к чему он привык, но какие-то вещи нужно адаптировать.

Например, если говорить о тренинге для начинающих предпринимателей «Пирамида», то этот проект с годами мы модифицировали под наши реалии. В 2008-2009 годах мы кардинально пересмотрели этот тренинг, поменяли название на «Начни своё дело». Тогда была тяжелая ситуация в экономике, поэтому мы к обучению добавили еще возможность получить гранты – надо было принимать меры, чтобы стимулировать население идти в бизнес. У меня до сих пор хранится проект, который я презентовал Эдуарду Росселю.

Огромный вклад Эдуарда Эргартовича в том, что он в те непростые времена понимал всю важность поддержки малого бизнеса и смог выделить средства на программу. Тогда за один год мы более 8000 человек обучили, из них более 400 получили гранты. Этот тренинг до сих пор существует, правда уже без грантов, и пользуется большой популярностью, он вполне соответствует нашим, российским условиям, хотя и применяется в более 130 странах мира.

- А если говорить лично о Вас, чему научили немецкие коллеги?

- Немецкие коллеги показали мне пример системности в работе. Если посмотреть на любую германскую компанию, то первое, что бросается в глаза, - это отсутствие аврала. Никто никуда не бежит, ничего не делается сломя голову. Вся работа ведётся спокойно и размеренно. За этим стоит большая подготовительная работа и чёткое планирование.

-Мне кажется, что бизнес в России – это полная противоположность названным характеристикам.

- Не согласен. Если человек живет своим бизнесом, он все равно думает на перспективу. В бизнесе аврал не очень любят. Да, внешние условия, правила игры – всегда меняют эти планы, но предприниматели все равно думают о будущем. Скажем, типичная ситуация со стройкой. Есть план, но сроки всегда срываются. Но сказать, что в стройке есть аврал, это, наверное, будет неверно, все равно есть графики, определённые планы и их корректировка. Да, на обывательском уровне мы привыкли жить в ситуации «все в последний день», но сказать, что это способ существования нашего бизнеса – это неверно.
«Стать предпринимателем просто пройдя тренинг, невозможно»
- Вы работаете в сфере поддержки бизнеса с 1994 года, времена тогда были совсем непростые. В массовом сознании бизнес 90-х – это «новые русские» в малиновых пиджаках и с золотыми цепями. А какими Вы запомнили бизнесменов 90-х годов?

В малиновых пиджаках, конечно, попадались люди, но это было очень редко. Это образ с шутливо-негативной окраской. Были предприниматели, у которых крышу сносило, и они начинали непонятно на что тратить деньги: на предметы роскоши, которые должны были демонстрировать их состоятельность и достижения. На самом деле это вызывало либо смех, либо раздражение. К основной массе предпринимателей того времени такой образ применить нельзя. Я, наверное, всего пару раз видел «новых русских». И было в этом, что-то попугайско-клоунское.

На самом деле предпринимателей нельзя было отличить от обычных людей, просто были люди, кому очень быстро повезло, они почувствовали вкус денег. Но большинство было не таких, они также выглядели, как все обычные люди, но при этом пытались отвечать за себя сами. И не только за себя, но и за тех людей, которые с ними работали и хотели чего-то добиваться. Если сейчас предприниматель говорит, что он бьется, чего-то пытается добиться, то сейчас это, наверное, немного не о том, о чем говорили те, кто в 90-е жил.

- В чем разница?


Практически ничего не было вообще. Плановая советская система рухнула, ничего нового еще не создали. Что-то приходилось доставать, что-то делать на коленке. Сейчас в этом смысле все по-другому. Какие-то комплектующие, запчасти – сегодня все есть. Вопрос только времени и денег. А тогда и правил игры не было. Толком никаких законов, все было на основе здравого смысла, порядочности. Насколько человеку казалось, что он поступает правильно, он так и поступал. Поэтому кидали людей.

Сейчас таких масштабов нет, как это тогда было. Но с другой стороны, возможности были другие. Рынок был практически пустой. Какую нишу ни возьми, можно было рискнуть и чем-то заняться, но с другой стороны, можно было прогореть в одночасье.

- А многие прогорали? Наверное, половина из тех, кто пробовал?

Сказать, что половина – это слишком. Но случаев таких было много, и квартиры пропадали у людей. Многие рисковали тогда. Причем рисковали благополучием своей семьи, но можно сейчас увидеть, был ли этот риск оправдан. С другой стороны, есть те, кто начинал в 90-е и сегодня являются вполне успешными предпринимателями. Но я думаю, что, если сейчас спросить тех людей, рискнули бы они сейчас своей квартирой, всем, что имеют, наверное, практически все скажут, что нет. Много времени прошло. Страна изменилась, жизнь изменилась, подходы изменились.

- Как, на Ваш взгляд, изменился ли стиль ведения бизнеса по сравнению, с 90-ми годами? Как изменились сами предприниматели?

- Мне кажется, что в то время больше доверяли личности. Сейчас акцент сделан на юридическую проработку, составление документов и договоров. Важны письменные договоренности. Тогда этого было меньше. В то время предприниматели могли просто договориться: ударить по рукам и начать что-то делать. Сегодня принципиальное решение вполне может принято быстро, и даже на основе устной договоренности, но потом будет долгая подготовка документов, изучение, согласования, формализация оценки рисков и т.д.
"Предприниматели выглядели, как все обычные люди, но при этом пытались отвечать за себя сами. И не только за себя, но и за тех людей, которые с ними работали и хотели чего-то добиваться".
- Можно ли сказать, что тогда не было книг, курсов по ведению бизнеса, и выживали именно люди с предпринимательским чутьем, а сегодня есть предприниматели, которые действуют благодаря тому, что много учились?

- Умение рисковать – это одно из неотъемлемых качеств предпринимателей. Тогда, в 90-е годы было большое количество людей, которые много что умели и на этом строили бизнес. Например, выходцы с оборонных предприятий умели конструировать какие-то конкретные приборы, и они переносили на бизнес свои навыки конструкторской разработки, понимание, как этот процесс организован, связи с поставщиками комплектующих. В большой степени качества предпринимателей проявлялись, когда предприниматели начинали заниматься совсем незнакомым делом.

- Можно ли научиться быть предпринимателем?

- У меня мнение не поменялось за многие годы. Я считаю, что стать предпринимателем, просто пройдя один тренинг, невозможно. Должно быть сочетание нескольких факторов. У человека есть жизненный опыт, склонность к определенному поведению. Предприниматель – это человек деятельный. Человек, который при каждой трудности останавливается, пасует, голову в песок прячет, не сможет вести бизнес. Предприниматель видит проблему и ищет пути, как ее решить или обойти. Тренинг упорядочит имеющиеся знания или подскажет, куда пойти, чтобы ошибок не совершить – сориентирует. И настоящие бизнесмены все время учатся, потому что предпринимательские качества можно развивать. Люди, которые начинали в 90-е, сегодня это уже другие предприниматели.

- Сегодня Свердловская область имеет довольно развитый сектор малого и среднего бизнеса. Как Вы считаете, в этом заслуга господдержки, удачного расположения региона, политики власти? Или все вкупе? Или это просто заслуга людей, готовых работать на себя?

- Думаю, что все в комплексе. Малый бизнес развивается там, где есть деньги, где есть покупательная способность у населения. Если есть крупные предприятия, и у них все хорошо, у работников есть деньги, - возникает малый бизнес. Если высокий потенциал кадров, развита образовательная система, где постоянно готовятся новые специалисты, легче возникают компании, которым требуются квалифицированные кадры.

- То есть все комплексно?

- Да. Если посмотреть регионы с развитым сектором малого бизнеса, там почти везде развита промышленность, финансовая система, есть сильные учебные заведения и система поддержки. Например, похожие модели в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Ростове, Самаре, Татарстане, Краснодаре.

- У каждого региона есть свой характер, типичные какие-то качества. Про нас, уральцев говорят, что мы суровые и трудолюбивые. А какой Вы видите бизнес Свердловской области, в чем особенность, отличие от других регионов?

- Если сравнивать наших предпринимателей с предпринимателями из другого какого-нибудь региона, например, с юга Россия, я думаю, что наши люди по своей природе менее многословны, не любят кричать о своих успехах, а стараются тихо и спокойно делать свое дело, чтобы получить результат. Их отличает взвешенность, спокойствие, концентрация на том, чем они занимаются. Наверное, в этом и есть основное отличие.

- А как региональная власть, на Ваш взгляд, достаточно внимания уделяет малому бизнесу?

- Если говорить о том, насколько региональная власть заинтересована в развитии предпринимательства, тут даже задумываться над ответом я бы не стал. Безусловно заинтересована. Это видно на примерах и фактах. Можно бесконечно много говорить, что развитие малого предпринимательства - это приоритет и этому нужно уделять внимание, но если не выделять на это ресурсы, то разговоры так и останутся разговорами. Уже в течении нескольких лет, начиная с 12-го года, в областном бюджете закладываются достаточно большие ресурсы на это. По сравнению с предыдущими годами, можно сказать, что очень большие средства - я помню, когда на эти цели выделялись 100 тыс. руб., а сейчас - порядка 300 миллионов выделяют ежегодно на поддержку бизнеса.

Первый заместитель губернатора Алексей Орлов на протяжении нескольких лет является председателем наблюдательного совета фонда, органа управления, который принимает все стратегические решения, финансовый план, программу деятельности, показатели эффективности. Это означает, что региональная власть очень пристально занимается данным направлением.
- Что самое главное в работе с предпринимателями?

- Самое главное – это уважение и даже восхищение людьми, которые на свой страх и риск пытаются как-то изменить нашу с вами жизнь. Нужно внимательно стараться разбираться в каждой ситуации. Но надо понимать, что решение все-таки должен принять сам предприниматель, а мы можем ему только что-то советовать. Есть такие случаи у нас, когда приходят люди: дайте мне денег на старт бизнеса, научите меня, посоветуйте мне подрядчиков, то есть сделайте все за меня. Это неправильно, недаром синоним открытия бизнеса – начать своё дело. Мы готовы многому научить, проконсультировать и предоставить займы, но у предпринимателя должно быть своё четкое понимание и план дальнейших действий.

Для нас важно оценивать и личные предпринимательские качества при анализе бизнес-проектов, независимо от того, насколько красиво посчитаны цифры, и какая прибыль запланирована. Самый плохой бизнес-план и самая безумная идея могут стать успешными, если ими будет заниматься настоящий бизнесмен.

Мы работаем с предпринимателями, они все разные люди: у них разные интересы по жизни, разные хобби, разные бизнесы, разные идеи, разные проекты. Когда с ними разговариваешь, пытаешься подобрать инструмент поддержки, то невольно заряжаешься от них, начинаешь узнавать что-то новое. Стремление постоянно развиваться и учиться – вот, наверное, важные качества для работы с бизнесом.

АННА ВЯТКИНА, специально для www.sofp.ru
Поделитесь ссылкой в социальных сетях
Благодарим Вас за то, что помогаете рассказать о работе Фонда большему количеству людей!
Ждём Вас на официальной страничке Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства в Facebook, Вконтакте и подписывайтесь на нашу emal-рассылку.
Made on
Tilda